Интернет-магазин: +7(931)252-92-60, shop@wordorder.ru, ПН-ПТ 11:00 - 19:00

Презентация книги «Игра в пустяки» Дениса Горелова и показ мультика «Корабль-призрак» Хироси Икеды

11 Фев 2019
автор poryadokslov

13 марта в 19:30 в Порядке слов Денис Горелов представит книгу «Игра в пустяки, или „Золото Маккены“ и еще 97 советских фильмов иностранного проката» (Флюид ФриФлай, 2019) и покажет мультфильм «Корабль-призрак» (1969) Хироси Икеды.

В первой книге Дениса Горелова «Родина слоников» об истории страны, народа и культуры рассказывалось через призму истории советского кино. Новая книга выбирает другую оптику — иностранные фильмы, на которые валил толпами, которые любил и знал наизусть, на которых в конечном счете вырос советский человек.

Денис Горелов родился в 1967 г. в Москве. В 1984–1989 гг. учился на филологическом факультете Московского педагогического института. Вел рубрику «Кинокурьер» в газете «Московский комсомолец», работал кинообозревателем, редактором отдела «Общество» в газете «Сегодня», корреспондентом в журнале «Столица», обозревателем в газете «Русский телеграф». В 1998–2002 — обозревателем в «Известиях», с 2004 по 2006 — редактором отдела межпрограммного эфира ТВЦ. Автор сценариев для программы «Куклы» (1996, НТВ), первых двенадцати серий проекта «Намедни 1961–1991. Наша эра» (1997, НТВ). Публиковался в журналах: «Искусство кино», «Сеанс», «Советский экран», «Столица» и др.; в газетах: «Сегодня», «Русский телеграф», «Московский комсомолец» и др . Автор ряда статей издания «Новейшая история отечественного кино. 1986–2000. Кино и контекст».

О мультфильме:

Мальчик Хаята растет и узнает о мире много нового. Что его раздавленные пятой гигантского робота мама и папа — не его мама и папа. Что светоч силы и добра босс Куросио — поджигатель войны, конструктор гигроботов и крабомонстров, а также марионетка неведомого Боа, опутавшего щупальцами Японию и травящего жителей тонизирующим напитком замедленного действия «боа-джус». Наконец, что его настоящий отец — недоброй памяти капитан-призрак, спешащий делать добро в черном флотском реглане, фуражке и маске-черепе. Друг Хаяты дог Джек тихо скулит, закатив глазенки: то ли еще будет, ой-ой-ой.

Меж тем, главным цимесом «Корабля» был, конечно, сгущенный антиамериканизм. Импортные бутылочки с растворяющей газировкой имели знакомую всему свету конфигурацию «кегля», баннеры писались белым по красному, а в рекламном ролике с песней «Хоптери-хоптери» джусом догонялись ковбои со стрелой в сомбреро. Гигробот с воздетой дланью и антеннами на челе отбрасывал на обреченный квартал тень, подозрительно похожую на контур Статуи Свободы. Комплекс зданий всесильного Боа — тройное кольцо с перемычками — повторял внутреннюю структуру Пентагона, заменив пятиугольник кругом.

Недавнее