Петербургский Театральный Журнал №2 (76), 2014

В наличии
 
320 Р
+
16982

В НОМЕРЕ:


ПРЕДИСЛОВИЕ К ЛЕМАНУ

Надо удивиться тому, что в тропическом переплетении хэппенингов, перформансов и еще многого (чему в книге Лемана есть соответствующие, часто содержательные определения) по-прежнему произрастает и даже развивается драматический театр.

«АЛИСА» АНДРЕЯ МОГУЧЕГО

Актриса, сбитая с толку, пытается «привезти мозги в порядок» и определиться с большей или меньшей точностью в предлагаемых обстоятельствах автора. Режиссер, в свою очередь, стремится вывести ее на принципиально иной способ существования.

«ГАМЛЕТ» РОБЕРА ЛЕПАЖА В ПЕТЕРБУРГЕ

Спектакль трогательно напоминал мне и старинные книжки с картинками, какие издавались во времена товарища моей молодости Федора Волкова (г-н Миронов непостижимо уловил эту от праотцов данную декламационную традицию, Федя иную минуту вставал предо мною в кубе как живой…).

«ВИШНЕВЫЙ САД» ЛЬВА ДОДИНА

Итак, додинский феномен — «Весь Чехов», сценическое собрание сочинений о судьбе и участи русской интеллигенции, — осуществлен. Поставлено все, кроме «Иванова». Раз за разом Додин в своих спектаклях по Чехову берет пробы почвы, родящей деревья, висящие над обрывом.

«ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ» ДЖУЛИАНО ДИ КАПУА

Голоса людей за столом звучат гневно, печально, вкрадчиво, испуганно, жестоко, нервно, непримиримо, фанатично. Они обжигают, бьют, ранят — отменяя, отрицая любую однозначность подхода, идеализацию любого социального строя, «обожествление» любой персоны.

ДАНИЭЛА СТОЯНОВИЧ

Даниэла Стоянович — редкий случай успеха на просторах отечественного театра и кино, которые достаточно консервативно воспринимают чужеземцев, особенно на актерском поле.

СВЕТЛАНА БЕНЬ

«Безусловно. Пеппи Длинныйчулок оказала на меня очень сильное влияние».

АЛЕКСЕЙ ПАПЕРНЫЙ

«Питер — город, в который я всю жизнь постоянно езжу, и это очень естественно для москвича. Если кто-то кого-то разлюбил-бросил — едешь в Питер походить-пострадать».